Slider
1989_Monica_Bellucci__hon002.jpg
1989_Monica_Bellucci__hon001.jpg
2018_Monica_Bellucci_by_richard_gianorio_001.jpg
2018_Monica_Bellucci_by_richard_gianorio_002.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0039.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0036.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0038.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0035.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0031.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0033.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0029.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0027.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0025.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0026.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0023.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0024.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0022.jpg
2018_Monica_Bellucci_attends_the_opening_ceremony_during_the_10th_Film_Festival_Lumiere_on_October_13_0016.jpg
Latest Photos
2017, июнь – Караван Историй (Россия) – Моника Беллуччи. Красота по-итальянски

Моника Беллуччи. Красота по-итальянски


Время шло — и лечило, как и положено. Когда поутихли страсти, актриса поняла, что они с Венсаном никогда по-настоящему не расстанутся и не будут чужими… Сердце Моники наконец спокойно. Но вот свободно ли?

Она сняла с плиты кастрюлю с фирменным томатным соусом. Сегодня есть редкая возможность самой приготовить ужин: спагетти, теплая чиабатта с оливковым маслом. Лимонад для девочек и бокал красного вина для их мамы.

Моника никогда не скрывала своих маленьких слабостей. Охотно признавалась, что предпочитает тихий вечер в кругу семьи любой тусовке, любит не салатные листья, а калорийные блюда итальянской кухни и не собирается насиловать природу, худея до голливудского стандарта. Как на это посмотрят другие, ей наплевать. Главное, что скажут самые важные для нее люди — дочери.

Вот они, двенадцатилетняя Дэва и семилетняя Леони, хлопочут в кухне, натирают пармезан, режут базилик: накрывать на стол — их домашняя обязанность. Моника знала, младшая непременно после еды притащит свой пухлый альбом — давным-давно она разрешила дочке взять для него любые фотографии и вырезки из ее архива. Это их вариант любимой сказки на ночь.

После ужина все устроились на диване: Моника посередине, девочки по бокам. Сегодня даже Дэва, уже вступившая в ершистый подростковый возраст, вполне благодушна и готова послушать старую сказку о том, как мама стала одной из самых известных женщин в мире. Маленькая ручка Леони перевернула первую страницу.

Вот круглощекая малышка Моника сидит между родителями, нахмурив брови. Крохотный городок Читта-ди-Кастелло, жемчужина Умбрии, в котором время словно застыло. Паскуале Беллуччи занимался грузоперевозками, жена Брунелла была художницей. Рождение дочери в 1964 году стало ответом на их уже почти безнадежные молитвы: долгое время врачи уверяли, что синьора Брунелла бесплодна. Единственный ребенок, Моника росла домашней девочкой, а став постарше, предпочитала вообще не выходить на улицу. Причина… в ее красоте.


Много позже отец вспоминал: в младенчестве Моника была на редкость некрасива, но спустя несколько лет — словно по какому-то щелчку! — все изменилось. Ревнивые девчонки ее за это возненавидели: сначала избили в туалете, а потом сговорились поставить на лице Моники клеймо раскаленной монетой. Слава богу, в последний момент появился учитель. Потом — новая напасть: в синьорину Беллуччи стали влюбляться все подряд. Не только одноклассники, но и взрослые мужчины. Монику смущало назойливое мужское внимание, и после уроков она спешила домой.

В семнадцать пришла первая любовь и первое разочарование. Обаятельный Маурицио был старше на два года, он оценил не только внешность Моники, но и ее ум, образованность — не каждая девушка цитирует Петрарку и восхищается фильмами Феллини и Серджо Леоне. Увы, это не помешало Маурицио разболтать друзьям об их связи перед отъездом в университет. По городку тут же поползли слухи, что недоступная Моника вовсе не святая.

Она проклинала свою притягательность — источник одних неприятностей, даже не помышляя о том, что красота может стать пропуском в мир славы и богатства. Моника собиралась стать юристом и поступила в университет Перуджи. Когда встал вопрос оплаты обучения, Беллуччи вынужденно согласилась на предложение модельных агентов сделать фотосъемку. Их привели в восторг классические параметры Моники — 92-62-92 при росте сто семьдесят один сантиметр, лицо, почти идеально отвечающее канонам золотого сечения, не говоря уже о таинственной глубине взгляда молодой итальянки.

А в декабре 1987 года ее фото выбрал на свою обложку французский Elle! Это был поворотный момент в сознании Моники. Но для принятия решения кардинально изменить свою судьбу ей понадобился еще целый год. Только тогда она бросила учебу, переехала в Милан и подписала контракт со знаменитым модельным агентством Elite Model Management. Теперь Беллуччи то и дело появлялась на обложках самых престижных журналов, перелетала из Лондона в Нью-Йорк, из Парижа в Токио и работала с известнейшими брендами — Hermes, Prada, Revlon, Victoria’s Secret, Valentino, Dolce & Gabbana… Вершиной успеха на этом поприще стал своеобразный модельный «Оскар» — приглашение на съемки календаря Pirelli.

Малышка Леони с интересом листала страницу за страницей, несмотря на то что видела все это уже не раз. Вот юная мама на цыпочках стоит на весах, с деланым ужасом глядя в камеру, или с непроницаемым лицом идет по подиуму. А вот, кутаясь в меха, склоняет голову на плечо Алена Делона…

То было время расцвета модельной индустрии и ярких индивидуальностей. Самые красивые манекенщицы хоть однажды да получали приглашение в кино. Не стала исключением и Беллуччи. В 1990 году она снялась во второстепенной роли в итальянском мини-сериале Дино Ризи «Взрослая любовь». Партнером стал знаменитый актер Джанкарло Джаннини — и ко всеобщему изумлению дебютантка не потерялась на его фоне.


В том же году Моника вышла замуж за модного фотографа Клаудио Карлоса Бассо. Они познакомились за несколько лет до того — во время ее студенческой подработки моделью. Она была еще застенчивой неумехой, а Клаудио — востребованным профессионалом. Собственно, с первой фотосессии в купальниках и начались их отношения. Но темпераментный фотограф начал ревновать: подруга влюбляла в себя всех мужчин вокруг, а он ни с кем не хотел ее делить. Пара ссорилась и мирилась, и возможно, очередной разрыв стал бы окончательным, если бы не взаимный интерес, возникший между Беллуччи и актером Никола Фарроном на съемках «Взрослой любви». Осознав угрозу потерять возлюбленную, Клаудио махнул рукой на свободную жизнь и сделал ей предложение.

Моника согласилась, но ошибочность этого решения стала очевидна почти сразу. Брак с Бассо продлился всего несколько месяцев, хотя официально они развелись лишь спустя четыре года. Обоим стало ясно: их дороги расходятся, причем настолько, что сложно оказалось выделить даже время для развода.

Клаудио нашел менее популярную девушку, а Моника… Одно время она верила, что ее героем станет Никола Фаррон. Но молодые люди оказались слишком похожи: мечтая о славе, оба отодвигали личную жизнь на задний план. Красавчик Никола делал телекарьеру и вытащил счастливый билет, сыграв главную роль в популярнейшем сериале «Эдера». А Беллуччи после пары итальянских картин пригласили сняться в «Дракуле» у самого Копполы: опять поразительная раскованность перед камерой, но роль-то второстепенная. А рядом на площадке блистали звезды — Гэри Олдмен, Киану Ривз, Вайнона Райдер, Энтони Хопкинс

Довольно скоро модельная карьера уже не казалась Монике единственно важной. В 1996 году она засветилась в главной роли во Франции — благо Беллуччи владела французским. С Фарроном они к этому времени расстались, и отправляясь в Париж, актриса чувствовала себя совершенно свободной. В фильме «Квартира» ей предстояло сыграть женщину-наваждение, загадочную, вечно исчезающую красавицу, за которой всю жизнь спешит герой.

«Какой же папа был смешной», — пробормотала Дэва. На фотографии со съемочной площадки «Квартиры» друг другу улыбаются Моника Беллуччи и Венсан Кассель. Они едва познакомились, при этом играют давнюю страстную любовь, не подозревая, что сильное чувство захватит их и в реальности.

Началось все с взаимной антипатии. Кассель с первого взгляда определил в партнерше бесталанную модель, каких повидал во множестве. А Моника посчитала Венсана высокомерным наглецом и к тому же редкостным уродом. На съемочной площадке «Квартиры» они сгорали от любви, а за ее пределами демонстрировали активную неприязнь. Впрочем, на церемонию вручения главной французской кинопремии «Сезар» явились вместе.

Венсану-то вся эта суета была не в новинку. Сын известного актера Жан-Пьера Касселя, интеллектуал, космополит и порочный скандалист, Венсан к тому времени уже заработал популярность, прежде всего благодаря фильму «Ненависть». Известность, правда, сложилась специфическая: несомненный талант соседствовал в Касселе с неуправляемой натурой. Он много пил, легко впадал в ярость, безудержно сквернословил… Но ни характер, ни нестандартная внешность совершенно не мешали репутации донжуана. Пожалуй, первой, кто не спешил бросаться в его объятия, стала Беллуччи.

Но и она не устояла: отношения завязались. Вот только знакомое Касселю распределение ролей поменялось. Он привык, чтобы его догоняли, ревностно оберегал личные границы и дозировал близость. А эта заносчивая красотка с самого начала заявила: роман романом, но жизнь у каждого своя. Она в Риме, он в Париже, и бурные чувства — не причина менять привычный уклад. Их любовь вовсе не была лишена спонтанности, напротив — стоило одному соскучиться, он немедленно прыгал в самолет, чтобы поспешить на свидание. «Химию» между Беллуччи и Касселем просекли режиссеры: в последующие три года они снова и снова снимались вместе — в «Добермане», «Каким ты меня хочешь?», «Непокорном». Стало очевидным, что Моника не просто модель, не лишенная способностей к лицедейству. Она — прирожденная актриса, чей талант крепнет от фильма к фильму.

Давно прошло время, когда за самодостаточностью знойной итальянки Венсан видел хитрый расчет поймать его, такого неуловимого, в свои сети. Нет, Моника ценит свободу едва ли не больше, чем он сам. И впору задуматься, как удержать независимую возлюбленную.

Ради Моники актер почти перестал пить. Изо всех сил старался обуздать свой норов. Пытался стать… хотя бы выносимым. Но эмоции упорно брали над ним верх, особенно когда казалось, что ее обижают. Не дай бог, Кассель сочтет, что на Беллуччи как-то не так посмотрели… Сколько раз ей приходилось буквально оттаскивать своего ретивого защитника! И когда он предлагал хотя бы попробовать съехаться, она упорно сопротивлялась.

Все у них оказалось разным, даже милые сердцу города. Сдержанная Беллуччи обожала Лондон — и в конце девяностых купила в британской столице квартиру. Холерик Кассель предпочитал Рио-де-Жанейро и мечтал когда-нибудь там поселиться. Будто сама жизнь постепенно их разводила: разные киносъемки, долгие разъезды, модельная работа Моники. В 1997-м ей удалось небывалое — во второй раз сняться для календаря Pirelli, исполнив при этом мечту поработать с легендарным фотографом Ричардом Аведоном. Венсан даже искал кинопроекты, на которые их могли пригласить вместе с Моникой: это помогало удержать ее рядом хоть ненадолго.

Трижды, сначала почти шутливо, а потом все более решительно, Венсан делал Беллуччи предложение. Теперь он хотел только официального брака. Но каждый раз слышал одно и то же короткое и нежное нет.

В конце концов он не выдержал. Сорвался, страшно напился, сел за руль и, конечно, выехал на встречную полосу. Первой, кого Кассель увидел в больнице, была Моника, а первое, что услышал, — согласие выйти за него. Впоследствии она признавалась с легкой улыбкой: дескать, узнав об аварии, решила, что лучше остаться вдовой, чем бывшей любовницей.

К счастью, Кассель отделался легко, так что из госпиталя его отпустили практически сразу. Но столпившиеся у подъезда журналисты получили сенсацию, на которую не рассчитывали: звезды объявили о грядущей свадьбе.

Брачная церемония состоялась в Монако летом 1999 года, но все у них осталось по-прежнему. Все так же они жили в разных странах, встречаясь пару раз в месяц. Оба активно снимались и словно вознамерились доказать миру, что яркие и успешные индивидуальности, ни в чем не уступающие друг другу, вполне способны создать счастливую пару.

…Перевернута очередная страница, Дэва и Леони в который раз замерли в восхищении: перед ними кадры из фильма «Малена». Пожалуй, никогда еще красота Моники не казалась такой совершенной, глубокой и трагичной. Тысячу раз она рассказывала дочерям сюжет этой истории, вспоминая, как великий режиссер Джузеппе Торнаторе заметил: «Ты — из того времени, милая. Родись чуть раньше, на Софи Лорен никто и смотреть бы не стал».

В 2000 году «Малена» Джузеппе Торнаторе потрясла мир. История женщины, чьим проклятием стала красота, тронула всех. И кому, как не Монике, понять свою героиню, имевшую несчастье жить в захолустном городишке, пронизанном завистью, сплетнями и злобой. По сути, она играла саму себя. Теперь, годы спустя, Беллуччи узнала, что в родном городе ею гордятся, в местной пиццерии называют именем актрисы коктейли, а полузабытый Маурицио раздает самодовольные интервью о том, как когда-то разбил ей сердце. В Читта-ди-Кастелло она старалась не бывать, родители приезжали в гости или встречались с дочерью где-нибудь в Европе. После премьеры «Малены» Моника негласно перестала считаться «молодой многообещающей актрисой», ее признали безусловной звездой — и роли теперь предлагали соответствующие.

В 2002-м супруги снялись в фильме, заслужившем славу одного из самых жестоких и противоречивых в истории кино. С премьеры «Необратимости» Гаспара Ноэ выбегали не только обычные зрители, но и закаленные профессионалы. Некоторым потребовалась медицинская помощь — еще бы, на их глазах в течение девяти минут насиловали, избивали и калечили женщину. «Необратимость» — история одного дня, начавшегося с радости и закончившегося несколькими сломанными жизнями, — стал испытанием, которое Беллуччи выдержала с честью. Она отважилась нарушить ряд актерских табу: снялась с мужем в фильме о крахе отношений, участвовала в сексуальной сцене без дублеров, выдержала предельно реалистичный эпизод изнасилования, полностью отрешившись от своего тела и воспринимая его исключительно как актерский инструмент. Собственно обнажение Монику не смущало — ей много раз приходилось раздеваться перед камерой. Пугало обнажение души. Никогда еще актрисе на съемочной площадке не доводилось проживать то, как в считаные мгновения уничтожается человеческое существо.

Беллуччи все удалось безупречно, единственное, в чем нашло отражение глубоко запрятанное потрясение, — это история с платьем. На примерке она влюбилась в блестящий наряд своей героини и попросила заказать такой же себе. Но после эпизода, в котором его рвет в клочья насильник, и речи не шло о том, чтобы надеть такое же платье хоть раз. В остальном Моника продемонстрировала стальные нервы. В отличие от Венсана.

Зная его характер, Ноэ распорядился удалить актера со съемочной площадки в день работы над самой страшной сценой. Во время монтажа тот видел только отрывки и не был особенно шокирован. А вот на премьере на Каннском фестивале после этого эпизода Кассель выбежал из зала и разрыдался. Моника, бросившаяся следом, гладила мужа по голове, пыталась утешить и бормотала: «Это просто кино! Всего лишь кино!» — но тот никак не мог успокоиться.

Фильм за фильмом, роль за ролью — Моника становилась суперзвездой. Когда она уехала на Гавайи сниматься в «Слезах солнца» с признанным сердцеедом Брюсом Уиллисом, Кассель едва не сошел с ума. Ему казалось, что после «Необратимости» их брак дал трещину, за два последующих года супруги виделись довольно редко. А тут еще этот Уиллис, недавно расставшийся с Деми Мур. Однако партнеры друг друга совершенно не заинтересовали. Растерянный и подозревающий жену в измене Кассель сорвался: запил, уехал в Рио и завел там вполне реальную интрижку. Именно тогда Моника впервые задумалась о том, что свободный гостевой брак имеет не только достоинства, но и недостатки. Ведь если видеться редко, однажды может оказаться, что попросту не к кому возвращаться.

…Над следующей страницей восхищенно вздохнула Дэва: маленькой Леони пока не дано прочувствовать романтичную привлекательность Киану Ривза. Много воды утекло с тех пор, как они с Моникой целовались в «Дракуле». Теперь пришлось встретиться на площадке двух частей «Матрицы».

Да, Киану стал звездой, пройдя большой путь, но на личном фронте получал удар за ударом: родившийся мертвым ребенок от Дженнифер Сайм, попытки вытащить так и не пришедшую в себя от горя любимую женщину из омута алкоголизма и ее гибель в автокатастрофе… Съемки «Матрицы» буквально вернули его к жизни — он снова стал улыбаться, шутить. Общих сцен им с Моникой выпало совсем мало, зато эпизод поцелуя потребовал множества дублей. Беллуччи потом признавалась, что Ривз целуется потрясающе. Почуявшие «химию» папарацци пытались разнюхать хоть что-то, но эта дружба так и осталась дружбой.

Особой вехой в карьере актрисы стала Мария Магдалина в «Страстях Христовых» Мэла Гибсона. Теперь журналисты спрашивали ее не только о секретах ухода за собой и браке с Касселем, но и норовили побеседовать о высоких материях. Что ж, Монике пришлось заготовить очередной блок ответов — и она невозмутимо отвечала, что является агностиком и в первую очередь интересуется стоящей за религией философией. И если Мэлу после выхода картины пришлось отбиваться от обвинений в антисемитизме (накал страстей привел к тому, что от проката «Страстей…» в США отказались все крупные дистрибьюторы), то дипломатичную Беллуччи скандал обошел стороной.

…Перелистнув страницу альбома, девочки разулыбались. На фото мама — растрепанная, нежная, такая домашняя, рядом счастливый, непривычно трогательный отец. А между ними — крохотный сморщенный человечек. Их первенец. Чудесная дочь, которую назвали Дэвой.

Пошатнувшийся брак снова окреп на съемках «Тайных агентов»: любовь героев Беллуччи и Касселя словно передалась им самим, однажды Венсан, до сих пор не помышлявший о детях, вдруг с необычной робостью заговорил с женой о ребенке.

Двенадцатого сентября 2004 года родилась Дэва. Дальнейшее поведение ее родителей отличалось от ожиданий публики. Супруги осели в Лондоне и несмотря на колоссальную востребованность, даже не думали о работе. Сорокалетняя Моника сама кормила дочь, тридцатисемилетний Венсан оставался рядом. Когда же Беллуччи вернулась к съемкам, малышка стала путешествовать с ней. И на «Братьях Гримм», и на площадке «Сколько ты стоишь» каждые два часа Моника скрывалась в своем трейлере, чтобы покормить дочку.

Время вдруг понеслось вскачь. И вот Дэва уже вполне смышленый человечек, говорящий на трех языках и посещающий школы в трех столицах: Лондоне, Париже и Риме. Ее родители по-прежнему много снимаются, но в свободную минуту спешат побыть с дочерью, поиграть с ней, почитать книжку на ночь. У каждого своя «фирменная» сказка: у Моники — «Спящая красавица», у Венсана — «Тарзан».

Моника никогда еще не была такой востребованной. Она ежегодно выдает по три-четыре фильма разных жанров («Братство камня», «Учебник любви: Истории», «Второе дыхание», ради которого впервые в жизни стала блондинкой), снимается для модных кампаний, рекламирует предметы роскоши и люксовую косметику, с гордостью несет звание бессменной музы Доменико Дольче и Стефано Габбаны (они даже назвали свою фирменную помаду «Моникой») и лица Dior и Cartier, входит в жюри Каннского фестиваля.

В музее Гревен в Париже красуется ее восковая фигура, в розовом саду Лиона представлен сорт двухцветной розы Моника Беллуччи, в Рождество знаменитая итальянка стала первой иностранкой, зажигающей праздничные огни на Елисейских Полях… Теперь она могла позволить себе любые роли у любых режиссеров. Важно не повторяться, каждый раз играть что-то абсолютно новое. Это главный принцип Моники. Даже если роль маленькая, но нестандартная, вроде скандальной бывшей жены в «Частной жизни Пиппы Ли» или мистической женщины-морока в «Не оглядывайся». Голливудские блокбастеры, арт-хаус, комедии и боевики — не осталось жанров, которых актриса не освоила бы. А в 2010-м вышла в свет книга под простым названием «Моника Беллуччи» — альбом со ста пятьюдесятью ее лучшими фотографиями, сделанными Линдбергом, Ньютоном, Аведоном, Майзелом и другими самыми знаменитыми мастерами.

К этому времени брак Беллуччи и Касселя, кажется, достиг идеала — в том виде, конечно, к которому они стремились. По-прежнему свободный, гостевой, «цыганский», он не давал возможности для частых встреч и заставлял разрываться между городами и странами. Но это не отдаляло, а наоборот, наполняло жизнь ожиданием, предвкушением и счастьем наконец обнять друг друга. Монике исполнилось сорок пять — и она с радостью поняла, что снова беременна. Врачей беспокоило ее здоровье, но Беллуччи ни секунды не сомневалась, что будет рожать. И даже не отказалась от съемок в «Ученике чародея» с Николасом Кейджем.

…И снова фотография, над которой с нежностью склоняются Моника и дочки. Ладошка Леони поглаживает страницу, тонкий голосок звенит изумлением:

— Неужели я правда была такой маленькой?

Умудренная опытом двенадцатилетняя Дэва снисходительно отвечает:

— Ясное дело. Все такими были.

Моника прячет улыбку и чувствует, как увлажняются глаза: вот он, момент истинного счастья в одном кадре. Мама, папа, старшая сестра и младшая, крохотный комочек, окруженный всеобщей любовью.

Леони родилась двадцатого мая 2010 года. На этот раз семья укрылась от мира в бразильском доме. От особняка в Рио два шага по белоснежному песку до океана. Солнце, пляж Копакабана, пальмы, бездонное небо и ласковое море. Мир суеты, глянца и съемок казался отсюда очень далеким. И даже папарацци не осмеливались тревожить Монику — только издали фотографировали ее на прогулках. Венсан тоже почти все время находился рядом. Любимая Бразилия успокаивала, снимался теперь он редко и очень избирательно. Впервые за четырнадцать лет отношений Моника и Венсан по-настоящему жили вместе, и это им нравилось. Как знать, может, Беллуччи с удовольствием длила бы такую жизнь и дальше, не получи она предложение мечты.

Мало что оставалось для Моники неосуществленным. Разве что возможность сняться с кумиром — блистательным Робертом Де Ниро, которого она боготворила с «Крестного отца». И впервые за многие годы у нее перехватило дыхание, когда оказалось, что партнером в фильме «Любовь: Инструкция по применению» станет Де Ниро. Мало того — он согласился только при условии, что партнершей будет Моника!

Съемки стали счастьем. Невероятное обаяние Роберта расположило к нему всех, от актеров до осветителей. И группа, конечно, дружно взорвалась от хохота, когда он сердито объявил, что еще не сошел с ума, чтобы позволить заменить себя дублером — как положено по статусу — в постельной сцене с Беллуччи. Полная юмора история сближения стареющего профессора и растерянной бывшей стриптизерши стала любимой для обеих звезд. Спустя время Моника со смехом рассказывала, как ревновал Венсан. Нет, не к Де Ниро. К Монике. Он сам всю жизнь мечтал оказаться на одной площадке с Робертом.

Увы, то время оказалось последним, когда пара искренне шутила в интервью. Беллуччи уже снималась в «Том лете страсти» с Луи Гаррелем, каждые два часа убегая в трейлер, чтобы кормить теперь уже Леони, а Кассель пускал под откос свою семейную жизнь в Рио.

Теперь, когда Моника наконец остепенилась и не стремилась убежать, муж заскучал. Страстей ли ему не хватало или новизны, но только он стал изменять жене не таясь. Венсан менял подружек как перчатки и ничуть не стеснялся папарацци. Фотографии в прессе то и дело попадались Монике на глаза, и лишь ее природная сдержанность и актерские навыки помогали держаться на людях с достоинством. Слова «открытый брак» изменили смысл: отныне они подразумевали право на измену. Правда, изменять хотел только Венсан. Никогда в жизни Моника не испытывала такого унижения. Ее, самую желанную женщину в мире, у всех на глазах отвергал собственный муж!

Что ж, она не стала его удерживать. В конце концов разве не сама Беллуччи столько лет повторяла, что любить — значит отпустить и признать право партнера на полную свободу? Она с дочерьми переехала из Рио в Лондон, естественно, не препятствуя их встречам с отцом. Подолгу медитировала и занималась йогой, успокаивая нервы. Доставляла себе маленькие удовольствия — вкусно ела, гуляла, читала и в сотый раз пересматривала фильмы обожаемого Феллини. Гонка за молодостью никогда ее не увлекала, и стесняться своего возраста Монике и в голову не приходило. Она ничуть не комплексовала по поводу новых морщин или нескольких килограммов. Спорт и диеты не относились к числу ее увлечений, и Беллуччи с юмором признавалась журналистам, что вместо пробежки лучше наденет наряд любимого черного цвета, так удачно скрадывающего лишний вес.

Ее нежелание соответствовать глянцевым канонам казалось публике едва ли не оскорблением. Очередные глупости: «Моника растолстела», «Моника перестала следить за собой», «Моника уже не та», «Моника стареет» — то и дело доносились до нее, подкрепленные неудачными фотографиями. Правда, словно в противовес разочарованию зевак на Беллуччи по-прежнему так и сыпались предложения из мира моды. Она стала лицом возрастной линии Oriflame, Дольче и Габбана вот уже двадцать шесть лет видели в своей соотечественнице источник вдохновения, ее фотографии со всевозможных красных дорожек начинали любую светскую хронику. Если бы нашлись силы, Моника, возможно, всерьез задумалась бы о том, что теперь играет едва ли не самую главную свою роль — роль достойного принятия возраста, образца, которого так не хватает современным женщинам.

Но находилось, о чем ей подумать помимо этой важной миссии. Например как пережить развод: в августе 2013 года официальные представители Моники и Венсана объявили об их расставании. Никаких причин пресс-атташе не назвали, только подчеркнули: развод состоится по обоюдному согласию. Вот тут-то независимой Беллуччи пришлось тяжко. Она осознала, что, в сущности, никогда в своей жизни не была одна. Бойфренды, первый муж, а затем второй — всегда находились мужчины, с которыми она себя связывала. И теперь попросту не знала, как жить дальше в новой реальности. Обычно крайне сдержанная, Моника не могла спрятать слезы перед журналистами. Ее агенты хватались за голову: подопечная то и дело проговаривалась в интервью, не в силах унять своей боли и страха. Твердила, что расставание прошло нормально, что они с Венсаном по-прежнему любят друг друга, просто немного по-другому, что благодарна мужу за годы счастья и прекрасных детей. А потом с глазами, полными слез, признавалась, что не может нигде осесть и мечется по миру. Нет, она ни в чем не обвиняла бывшего супруга, но все и так было понятно.

Однако жадные до сенсаций писаки не желали смириться с одиночеством Моники. Стоило ей появиться рядом с мужчиной, паре немедленно приписывали роман. Кто только не побывал в роли ее избранников, не обошли вниманием и российских олигархов. Попал в этот лестный список и Эмир Кустурица, пригласивший Беллуччи на главную роль в фильм «По Млечному Пути». Моника с дочерьми переехала в Сербию. Роль потребовала от нее новых навыков — актриса доила коров, брела в ледяной воде, неся на себе партнера Кустурицу, и конечно, учила сербский, добиваясь идеального произношения. Однажды она поразила журналистов, произнеся без акцента жесткую фразу: «Все мужчины — скоты!»

Время шло — и лечило, как и положено. Когда поутихли страсти, актриса поняла, что они с Венсаном никогда по-настоящему не расстанутся и не будут чужими… Кассель оставался прекрасным отцом и всегда стремился повидать своих девочек. В сущности, в жизни Дэвы и Леони ничего не изменилось — они по-прежнему со всех ног неслись к Венсану и беззаботно махали на прощание маме, без слез, трагедий и драм.

А Моника с головой ушла в работу и снова искала необычные форматы. В пятьдесят сыграла девушку Бонда в фильме «007: Спектр» с Дэниелом Крейгом, дав сто очков вперед молоденьким предшественницам. А потом открыла для себя мир современных сериалов, ставших сегодня прибежищем именитых режиссеров, операторов и актеров. Выбирала осторожно и попала точно в цель. Роль взбалмошной оперной дивы в третьем сезоне «Моцарта в джунглях» у Романа Копполы поразила мастерством даже весьма придирчивых фанатов сериала, которые, узнав, что Моника проходит кастинг, с недоумением пожимали плечами, но потом были в восторге. С удивительным чувством меры и юмором Моника воплотила на экране истинную итальянку, без малейшего стеснения снова разделась в кадре и доказав, что по-прежнему хороша, «спела» в дуэте с великим Пласидо Доминго, не скрывавшим восхищения ее красотой. После этого триумфа Беллуччи согласилась сниматься у Дэвида Линча в обновленном «Твин Пиксе», выхода которого с нетерпением ждут поклонники культового сериала.

В 2016-м неутомимая странница Моника обратила взор на Португалию и купила квартиру в историческом квартале Лиссабона. Теперь ее маленькая семья обосновалась там, дочки ходят в международную школу. А живущий в двух шагах знаменитый обувной дизайнер Кристиан Лубутен частенько забегает поболтать с очаровательной соседкой.

В мае 2017 года Монике выпала честь вести юбилейный 70-й Каннский кинофестиваль — церемонию открытия и закрытия. И это особое признание в среде кинематографистов, подчеркивающее безусловный статус Беллуччи.

Сердце Моники наконец спокойно. Но вот свободно ли? Ее дочери, живущие в эпоху тотального Интернета, видели уже тысячи маминых фотографий с разными мужчинами и пикантными подписями вроде «У Беллуччи новый роман?!». Поначалу они испуганно спрашивали маму, что это значит, но теперь уже не обращают на снимки внимания. Так что запечатленный папарацци выход в свет с сорокачетырехлетним актером Жилем Леллушем, звездой «Расследования» и «Французского транзита», вряд ли встревожит Дэву и Леони. Все равно Монике пока нечего сказать девочкам, ведь она и сама ни в чем не уверена.

Не слишком занимали дочерей и свежие фотографии отца в компании девятнадцатилетней итальянской модели Тины Кунаки. Дэва и Леони точно знают: в сердце папы они всегда будут на первом месте.

…Девочки склонились над фото, на котором президент Франции Франсуа Олланд вручает маме орден Почетного легиона.

— Какая ты красивая, — сказала Дэва. — Вот бы мне стать такой…

Моника обняла старшую дочь:

— Леони еще не поймет, а тебе скажу. Красота имеет значение только для тех женщин, которые без нее ничего собой не представляют. Она ведь проходит. И что останется? Настоящая ты. Понимаешь?

Дэва кивнула. А Моника в который раз подумала о том, насколько удачно сложилась жизнь: ни за что на свете она не согласилась бы, чтобы ей снова было двадцать. Теперь, спустя годы, она точно знала, что по-настоящему необходимо, а без чего вполне можно прожить. Как-то актриса сказала в интервью, что лучше будет в старости смотреть на своих детей, чем пересматривать свои фильмы. Каждая минута рядом с ними наполняет ее ощущением счастья. В памяти навсегда останется и этот тихий вечер — вкус пасты с томатным соусом и базиликом, уютный диван, пушистые макушки дочек и их восхищенное сопение над альбомом с лучшими моментами жизни мамы, мировой звезды Моники Беллуччи.


Published by: admin

Leave a Reply