Slider
Monica-Bellucci-lors-du-69eme-Gala-de-la-Croix-Rouge-Monegasque-dans-la-Salle-des-Etoiles-du-Sportin_width1024_2.jpg
Monica-Bellucci-lors-du-69eme-Gala-de-la-Croix-Rouge-Monegasque-dans-la-Salle-des-Etoiles-du-Sportin_width1024.jpg
2017_Monica-Bellucci_Donostia.jpg
kyle_maclachlan_In_Paris_on_Twin_Peaks_with_Monica_Bellucci_2017.jpg
Alex-Bramall-Monica-Bellucci-Vanity-Fair-Spain-05-2.jpg
Alex-Bramall-Monica-Bellucci-Vanity-Fair-Spain-02.jpg
Alex-Bramall-Monica-Bellucci-Vanity-Fair-Spain-10.jpg
1995_Monica_Bellucci_Dirg_Vogel.jpg
MB_Spain_2017.jpg
2017_Monica_Bellucci_Taratata.jpg
Love_Spain_2017_Monica_Bellucci.JPG
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_093.jpg
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_092.jpg
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_091.jpg
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_089.jpg
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_087.jpg
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_086.jpg
Monica_Bellucci_Donostia_Award_San_Sebastian_Film_Festival_2017_085.jpg
Latest Photos
2007, июнь — My-Monica.com — Московская роза для Богини

Московская роза для Богини

«Что же делать, и боги спускались на землю…»
В.С. Высоцкий

«Если женщина каждый день артиста видит, академика видит,
космонавта видит — ты кто такой для нее?»
Ф. Мкртчан к/ф «Мимино»

У нее в руках моя роза!Никогда не думал, что буду описывать светские рауты. Ну, раз так получилось — ничего не поделаешь. Прочитав накануне в статье Полины Личагиной о том, что в Москву на презентацию новой коллекции Cartier приедет Моника Беллуччи, я, подавив усилием воли первые порывы паники, попытался найти возможность получения приглашения на это мероприятие.
Понятное дело, приглашения я не достал. Кто ж мне его даст? Я даже отдаленно не похож на человека, который может быть заинтересован в приобретении аксессуаров из новой коллекции Cartier. Хотя всем, кто имел гипотетическую возможность достать для меня приглашение, я клятвенно обещал одеть пиджак по такому случаю.
К сожалению, информации о прибытии Моники было крайне мало. Фактически, ничего кроме статьи Полины, и не было.
Поэтому накануне вечером я отправился на Кузнецкий мост, чтобы своими глазами увидеть место, где на следующий день должно было состояться мероприятие. Как и было написано в статье, роскошный павильон с проложенной к нему красной дорожкой был возведен рядом с бутиком фирмы в Столешниковом переулке. Оформлен павильон был, как и положено по дизайну фирмы, в черно-золотые тона, а над самим входом красовалась черная пантера на ветке пальмы — символ новой коллекции.
Довольно приветливый охранник, стоявший в начале красного ковра, охотно мне рассказал, что мероприятие начнется в 17-00, что приезд Моники Беллуччи подтвержден, и что никто не будет мешать мне стоять рядом с ограждением красной дорожки, естественно, не нарушая его.
Сон в ту ночь как-то не шёл. Я долго не мог решить, что я должен буду сделать, кроме того, что увижу и сфотографирую любимую актрису. Перебрав возможные варианты, для чего советовался с друзьями из разных городов нашей необъятной Родины, я пришел к простому и лаконичному решению.
Я должен буду подарить Монике розу. Простой и изящный жест, как мне показалось. И по возможности передать конверт с распечаткой посвящения на французском языке, текст которого уже год открывает наш сайт my-monica.com. На конверте с посвящением я написал Pour la Deesee (для Богини).
В половине четвертого 2 июня я занял выжидательную позицию в Столешниковом, напротив красной дорожки, наблюдая за тем, как идут приготовления к встрече гостей, которые должны были посетить это мероприятие.
Охрана поглядывала на меня сначала удивленно, потом — даже как-то более-менее привычно. Прождав полтора часа и поняв, что, по всей видимости, накануне меня не совсем точно проинформировали о времени начала приема, я подошел к одному из старших охранников.
— Извините, не подскажете, когда начнется мероприятие?
— Вход по пригласительным билетам — с 20-00. — А когда госпожа Беллуччи ожидается?
— А вот эту информацию я Вам давать не имею права.
— Жаль.
До восьми оставалось еще без малого три часа. Хорошо, что я предусмотрительно захватил с собой увесистый томик рассказов Чехова, так что мне было чем заняться. Единственное что немного напрягало — пасмурное небо, из которого, того и гляди, должен был заморосить дождик.
Однако я для себя решил, что ни долгие часы ожидания, ни погода не остановят меня, и я своего добьюсь.
В какой-то момент из павильона вышли две рыжеволосые девушки, выведя с собой на прогулку небольшую черную пантеру. Пантера шла грациозно, но очень лениво, постоянно норовя завалиться на бок и прилечь на брусчатку Столешникова.
Довольно забавно было наблюдать, как из-под ограждения красной дорожки выскочила ее дальняя родственница бело-черного окраса, и, увидев ее, испугано сиганула в сторону ближайшего подвала. Набравшись в очередной раз смелости, я обратился к девушкам с пантерой, когда они проходили мимо.
— Не подскажите, когда ожидается прибытие Беллуччи?
— Ожидаем к 20-30.
Гости начали прибывать к 19-00. С их прибытием группа африканских барабанщиков у входа в павильон начала отбивать приветственную дробь на тамтамах.
Я, признаться, никогда не был на подобных раутах, и никогда не видел так близко их участников. Откровенно говоря, ничего кроме какой-то странной брезгливости все эти гости не вызывали. Настолько неприятно, оказывается, смотреть живьем на всех этих зверевых-митрофановых-малаховых-дапкунайте, всех этих «звезд», ставших таковыми по воле случая, вследствие удачного стечения жизненных обстоятельств, и, следовательно, весьма ненадолго.
Помните, в «Покровских воротах» — «наши играют французскую жизнь»? Именно так и было в тот вечер на Столешниковом. Едкие ароматы дорогого парфюма, роскошные до пошлости вечерние наряды, натянутые улыбки, обрюзглые господа в дорогих костюмах, стильные педиковатые мальчики, рафинированные красотки с крашенными волосами, ищущие глазами камеру папарацци… Другими словами — неудачная попытка затмить яркостью наряда внутреннюю пустоту.
Самое интересное, что французский персонал, обеспечивающий организацию мероприятия — все эти осветители, организаторы, менеджеры, техники и прочие — производили намного более приятное впечатление, и, несмотря на простоту одежд, казались намного более стильными. В какой-то момент я даже порадовался, что мне не достали приглашение, не было никакого желания заходить внутрь здания, где проходила подобная тусовка. Постепенно, привлеченные дробью тамтамов, редкими вспышками фотокамер и общей атмосферой ожидания чего-то значительного, вдоль ограждения стали собираться сторонние наблюдатели.
За час до ожидаемого прибытия меня начала бить легкая дрожь во всем теле. То ли от вечерней прохлады, то ли от того, что я почти недвижимо стоял в переулке более четырех часов, то ли от барабанной дроби, то ли от предвкушения встречи с любимой актрисой. Но скорее, от всего сразу.
Приблизительно в 20-30 произошел довольно забавный случай. Я заметил, что стоявшая рядом со мной у ограждения девушка как-то странно на меня смотрит. Затем она произнесла:
— Вот молодой человек с розой. Интересно, что он хочет с нею делать?
— Конечно же, подарить, — ответил я улыбаясь, и совершенно не ожидая подвоха.
— Интересно, кому?
— Любимой актрисе.
— Надеюсь, вы не будете делать это прямо здесь?
— Простите?
— Вы не имеете права дарить звезде цветы, когда она проходит по дорожке.
Тут я понимаю, что девушка эта имеет определенное отношение к мероприятию, однако меня в тот момент такие мелочи не интересовали, я был слишком целеустремлен.
— Ой… А где это написано? — спросил я, не переставая улыбаться.
— Что написано?
— Что я не имею права подарить любимой актрисе розу?
— Если бы у вас было приглашение, Вы бы могли подарить розу внутри, на приеме.
— А где же я смогу подарить розу, если у меня нет приглашения?
На этот вопрос девушка, вся в осознании своего величия и осведомленности, о том, что можно, а что нельзя делать во время прохода звезды по красной дорожке, демостративно развела руками.
— Видите, — ответил я на этот жест, — Вы на мой вопрос ответить не в состоянии, так что заставляет Вас думать, что я должен следовать Вашим приказам?
— В таком случае, я вызову охрану!
— Валяйте.
Девушка кинулась за начальником охраны и через минуту привела его. То, что это начальник охраны, я не сомневался, у меня за 5 часов ожидания было достаточно времени, чтобы понять, кто тут кто. Начальник охраны, мужчина лет 50-ти, со значком 80 лет КГБ на лацкане пиджака, задал мне прозаический вопрос:
— У нас проблемы?
— У Вас? Не знаю. У меня — нет.
— А в чем, собственно, дело?
— А вот молодой человек, — заябедничала девушка, — собирается подарить розу Монике Беллуччи.
Надо отдать должное начальнику охраны, который не стал опускаться до таких мелочей. Видимо, его жизненный опыт подсказал ему, что от меня вряд ли можно ожидать чего-то плохого. А, возможно, сыграло свою роль то, что он, в отличие от девушки, видел, со скольких часов я подпирал стену дома в ожидании этого момента. Его вердикт был короток и профессионален.
— У госпожи Беллуччи есть охрана, которая вряд ли позволит молодому человеку сделать что-то нехорошее.
Сказав это, он растворился в толпе. Ну, они умеют.
Не снимая с лица улыбки, я обратился к девушке, которая демонстративно повернулась ко мне спиной:
— Вы же понимаете, что у меня в мыслях нет ничего плохого?
— Да я понимаю, что это Ваш искренний порыв, но это запрещено.
— Милая девушка, это нигде не записано, так что запрещением это считать нельзя. А если для Вас искренний порыв — это запрещено, то мне Вас искренне жаль.
Богиня опоздала на 15 минут. Она появилась из двери машины, в окружении свиты, охраны и встречающих.
Несмотря на довольно успешное разрешение конфликта с девушкой и охраной, я, признаться, был немного смущен. Вопрос передачи розы и конверта оказался под вопросом. Охрана Моники так со мной дискутировать не сможет, даже если захочет — им будет не до этого. Но в голове у меня бились напутственные слова моего друга — «Ты, главное, верь и хоти — и тогда все получится».
Через минуту Моника вступила на край красной дорожки. Там ее ждали девушки с пантерой, правда теперь это уже была другая пантера — черно-желтая. Задержавшись немого возле живого символа новой коллекции, Моника начала свое шествие в сторону павильона.
Вспышки камер и восхищенные взгляды поливали ее с головы до ног. Она была одета во все черное — цвет, который, как мне кажется, идет ей больше всего.
Наступал момент истины.
Она поравнялась со мной.
И посмотрела в мою сторону.
Сначала, она увидела поднятую над ограждением розу (у меня хватило ума не протягивать руку в ее сторону — не за чем было напрягать работников безопасности). А потом она посмотрела мне в глаза.
Она остановилась.
И вместе с ней остановилась вся ее свита.
Возникла секундная пауза.
В ее глазах я прочитал сомнение. Скорее всего, случай, действительно, выходил за привычные рамки подобных мероприятий. Я уже подумал, что сомнение в ее глазах будет истолковано не в мою пользу.
Однако, Богиня разрешила ситуацию, как и положено Богине — просто и изящно. Она протянула руку чуть назад, к охране и сказала по-английски, обращаясь к ним, но глядя на меня:
— Не могли бы Вы взять этот цветок для меня?
Конечно, мне очень хотелось, чтобы она сама подошла, взяла розу из моих рук… Но, понимая, что это практически невозможно, ошарашенный звуком ее голоса, я обрадовано сунул розу охране, подумав о том, что надо довольствоваться малым. Совать конверт с посвящением, в этой ситуации, было уже слишком.
Моника слегка улыбнулась и глазами поблагодарила меня за цветок.
А вот дальше произошло нечто совершенно фантастическое, по крайней мере, для меня.
Она на полном серьезе повернулась к охраннику с розой и забрала у него мой цветок. И держа его, пошла дальше, к павильону. И все эти папарацци, телеоператоры и прочие фотографировали ее, как она шла по красной гостевой дорожке, как подходила к ступенькам павильона, как она поднималась по ним, и как стояла на них, глядя на толпу своими пронзительными глазами.
А в руке у нее была моя роза.
В какой-то момент она поднесла цветок к своему лицу, желая ощутить его аромат. Люди, стоявшие рядом с ней что-то говорили ей, а она вдыхала аромат моей розы.
Ребята, поверьте, от такого можно рехнуться.
Что интересно, скорее всего, в чем-то девушка-ябеда была права — дарить цветы на красной дорожке не принято. Я боялся, что Монику завалят охапками цветов, и моя несчастная роза просто утонет в таком ботаническом саду. Но никто кроме меня цветов ей в тот момент дарить не додумался, так что у нее в руках был только мой скромный подарок.
Спустя несколько секунд, дав фотографам насытиться, она повернулась и под грохот тамтамов скрылась за черной кулисой павильона.
Свидание был окончено.
Знаете, она производит удивительное впечатление. В отличие от всех этих вертлявых звезд, которые семенили до нее по красному ковру, она излучала какое-то удивительное человеческое, женское тепло. Всю суету вокруг себя она принимала достойно, с легкой улыбкой по-хорошему самоуверенной, но не наглой женщины.
Богиня — она и есть Богиня.
Я шел в сторону припаркованой машины. Проходя мимо той девушки, которая точно знает что можно, а что нельзя, я не удержался и тихонько сказал ей:
— Видите, все не так уж и страшно.
Я шел к машине, внутри меня все пело и клокотало.

Если увидите в журналах или на ТВ Монику на приеме в честь новой коллекции Cartier c розой в руках, знайте, что эта роза подарена ей от сайта www.my-monica.com.

Огромное спасибо: Фирме Cartier за организацию приезда Моники Беллуччи.
Полине Личагиной за статью «Моника Беллуччи и ее новые Cartier» на сайте www.theplace.ru
Елене Архиповой и Леониду Лаврентьеву за поддержку.
Начальнику охраны за профессионализм и корректность.

Эксклюзивные фотографии с презентации фирмы Картье смотрите в Фотоальбоме в разделе «Прочие фото».


Published by: admin
Comments disabled

Обсуждение закрыто.